@>---

Aug. 21st, 2017 23:31
Рассказик написала.

Привет брату.

Привет, брат! Эмиль пишет, что ты прилетаешь 22-го. Это он молодец, конечно, хотя мог бы и не утруждаться, как будто бы я и сам не знаю, что ты прилетаешь совсем скоро. Как твои дела? Как жена и дети? Лена уже несколько дней спит плохо, как черная птица, которую вот-вот сгонят с насиженного места. Встает ни свет ни заря, долго стоит на балконе, смотрит, как по стене дома напротив ползет розовый восточный луч, с ней так бывает в последние дни лета. Вчера заявила, что вечерние сверчки поют не о том. Она слышит запах перемен в воздухе даже раньше меня, хотя, казалось бы уж что-что, а чуйка у меня острая до безумия. Вот, к примеру, вчера, выходя из дому как чувствовал, что надо захватить в сумку вторую пару обуви, не полениться. Но поленился. И что ты думаешь? На бегу у моих дешевых, но симпатичных кед, оторвались подошвы, обе сразу! Пришлось купить в ближайших канцтоварах скотч и прихватить их на него, не бежать же босиком! Не понятно, для кого они вообще шьют? А может быть все к тому, что ты прилетаешь. Какие кеды носишь ты? Люди во дворах и у круглосуточного АТБ, где я покупаю овсянку и мороженое со вкусом снежной дыни, говорят о бедах. Хотя я видел по глазам, что они не знают бед и, не смотря на явный недостаток бабла, не знают бедности. Кто-то из них уже упомянул о начале зимы, так и сказал - «начало зимы», а я содрогнулся и повернулся лицом на север, хотя на улице уже который день стоит вязкая, непроницаемая жара. Мои дети подружились с местными, нашли себе друзей, им будет грустно их оставлять, но ничего, сыщут новых, на свете полным полно приличных детей. Вечерами они носятся в здешних деревьях, гладят листву, гоняют пищащих стрижей кругами, и их радостные крики бьются как мячи об стены домов. Мы живем в новом районе, высотный дом на высотном доме, если стать между ними, кажется, будто стоишь в каменном непроницаемом мешке. Чтобы увидеть небо нужно хорошо запрокинуть голову! А для променадов нужно и вовсе выбегать в поле, слава Господу Богу, оно недалеко. Иначе я бы просто сошел с ума или был бы предельно близок к этому. Такая застройка, конечно, дело преступное, и на людей влияет плохо. Даже, к примеру, на той стороне улицы, где застройка еще советская, более просторная и эргономичная, люди выглядят куда более расслабленными, там есть место для воздуха и простор для взгляда. А Лена поторопилась, сняв жилье именно тут, и мне кажется, ты поторопился с решением вселиться в него после нас, хотя есть и свои плюсы – выход из города рукой подать и приличный рынок по воскресеньям. Ну да посмотришь, думаю, еще можно будет переиграть. Если что, пиши Эмилю – он не спит вплоть до начала января, ты знаешь.
Буду заканчивать своё письмо, что поделаешь, всегда есть место только для одного.
Тот, кто салютовал приходу весны на Воскресенку, стоя по горло в грязном талом снегу, салютует тебе, брат! Не свидимся и на этот раз, никогда не свидимся, вплоть до самого конца времен, где нас будет ждать отдых, и где я увижу тебя и всех наших братьев-ветров в свое время.


один человек по ночам, под покровом зеленых шевелящихся теней, выходил в садик и трусил волшебное цветущее дерево. то есть дела обстояли точно таким образом, как в кино о золушке и трёх орешках, но вместо трёх умных орехов было дерево, и что с него падало, то и было твоё, применяй. иногда приходилось не шуточно ломать голову, к чему бы могла выпасть из кроны та или другая штука. и если ведро с приветами понятно к чему выпадало (разослать почтой всем забытым дружкам и родичам), то зачем мог выпасть длиннющий плюшевый удав (играть в подкидного удава на море) или плотные черные круги под глаза (выходить на прогулки перед сном) понимание иногда приходило месяцами, а иногда (крошечный марципановый утюг с неподъёмной металлической ручкой) не приходило вовсе. иногда выпадали пророческие хитрые вещи типа желейной конфеты в виде зубной коронки (вскоре, понятно, кто-нибудь из старых родителей, жуя медвежонка харибо, снимал с зуба метало-керамику и приходилось тащится к протезисту) или просто какой-нибудь сон, в котором на чай здрасьте-пожалуйста заваливались все юношеские пассии спящего (вскоре открывались старые раны разного качества или кто-то внезапно и приятно возвращал долг, о котором уже сто раз забыли). а однажды выпал пропуск в рай, но, как и следовало ожидать от заковыристого дерева, не в виде пропуска. это был большой золотой кружок, гладкий и плоский, как монета. его нужно было разогреть в ладонях, а потом приложить к сердцу. поступавшый так становился лёгок как воздушный шар и светел как трехлитровая банка стоящая на летнем подоконнике, он ничего не боялся, всему был рад и все ему были симпатичны. из телесного - отступала спинная боль, пропадал аппетит и становилось плоховато со словами. если бы этого человека спросить тогда, счастье - это статика или динамика, он бы не знал, что ответить, и сказал бы "одуванчики".


это как в юности было, когда ты шел по улице вечером и только боковым зрением мог видеть идущий рядом оркестр с песнями и танцами. только тогда ты был пьяный или еще какой-то, а теперь видишь в темноте огромного синего весеннего тигра с розовыми цветами в зубах просто. он движется рядом, бесшумный и прекрасный, поглядываешь на него аккуратно, украдкой, чтоб не спугнуть. вы разминётесь где-то около тц "Район", не заметишь как - ты продолжишь свой путь из гостей домой, а зверь пойдет куда-то в высотки, и дальше за город, в поле. там он свернется упругим полосатым бубликом и станет ждать, прикрыв свои зеленые глаза.


*

магритт
Звали ее Клотильдой (родители-шалуны), потому представлялась она, понятно, Котиком. И даже на работе ее звали Котиком. И вот бывали дни, когда проснувшись, она ощущала, как в ее сердце пышным цветом цветет злой близнец Дэрек (если вы понимаете о чем я). «На-ча-ло-сь», - думала она по слогам, с глубоким внутренним вздохом, потому что выход был всего один – переждать, перетерпеть. Тесный выход, понятно. С ней случалось так раньше – камень вместо сердца, ни грамма любви, сухое и колючее, как ёж в чёртовой пустыне, сердце. На работе – а работала Котик офицером таможни в аэропорту – и вовсе начиналось настоящее Господи спаси. Вместо человеческих фотокарточек в паспортах она видела портреты мифических зверей: смесь кота с козой, совы со свиньей, рыбы с окапи - глянуть страшно, мортал комбат в лицах. Котик изо всех сил и старалась не глядеть, «все отлично, проходите», но в короткие перерывы бегала в туалет отчаянно зажмуриваться в толстые стекла очков и молиться.

- Мне не кажется, что все будет хорошо, - жаловалась она первому встречному, стоя в очереди в кофейную будку на колесах, - я, знаете ли, всегда жду удара ножом в спину. Вы вот как, тоже ждете? Это прямо мои будни – ждать ножа в спину. Никаким предательством или еще чем-то в таком ключе меня удивить просто невозможно, я всегда готова! всегда!

Была у Котика такая черта – ей все всегда сочувствовали, она была жалостная и нелепая в лучших традициях.

- Но все закончится, очень скоро и самым странным образом, - обьясняла Котик уличному котику, пока тот безучастно мыл белую, нарядную лапу - это всегда так бывает со всеми. Вы не находите, милый пушистый друг, что жизнь - полна непредсказуемых штучек?

А заканчивалось тем, что ее, напряженную, как спазматическая гиена, где-нибудь в темной подворотне зачерпывал звездный ковш (тот самый в высшей степени поэтичный ковш). Ее там перемалывало как следует (со стороны могло показаться, будто в крошку) и выплевывало где-то в предельной близости от дома, от семьи. И она уже была нормальная в эту минуту, живая - во всех смыслах. В болотном вязаном пальто шла себе в магазин, за топленым молоком к чаю.

ел ложкой снег, ходил в костюме берёзы.

*
от одного человека ушли брови. та же примерно история, что была с носом у гоголя, но по другому и без гоголя. эти брови дуэтом потом прошли вокруг света за 160 дней три раза (это сейчас называется "повидать мир") потом пришли как-то ночью на свое родное лицо, лягли по местам, проделали все это тихо как добрый вечер. за то время, что их носило по чужим странам, человек их владелец понял многие вещи, которые ему бы никак не понять было, имей он свои бровушки где надо. а именно, к примеру: Бог как-то хранит человеческое одиночество, где бы ни был ты, с кем бы ни был, а все кажется немножко один.
это как если бы вы взялись за руки с небольшим смерчем и пошли прогуляться по вечернему ноябрьскому периметру. смерч бы тошнило и взвинчивало от всего встречного-поперечного: от машин и дорог, от фонарей и прилипшей к асфальту листвы, от женщин, мужчин и детей в куртках, от всего. потом бы всё переменилось. и уже не смерч, но другой живой человек засыпал бы где ни попади и во сне видел бы колонны тонких оттенков изумруда, стоящие по горло в пенящихся полуденных волнах, и тропические хвосты, и прозрачных бабочек, дивные сочетания цветов. это как в кино про особенности национальной охоты: они ему чай с тортом - а он срочно впадает в забытие и видит в нём скакунов несущихся во весь опор по русской зиме, слышит улюлюкание. и вот получается, что край мечты - это не точка на карте, даже если точка на карте имеет тот самый образ. потом, в конце, они накладываются друг на дружку, как два изрисованных листа прозрачной кальки, их носогубные складки обозначаются четче, одна в одну, я буду любить тебя вечно

немножко музычки


написала сказочу в осеннем духе, вот.
*
Осенние листья срывались с веток и ложились прямиком на гладкую быструю реку внизу. Всё вокруг было серым и сырым, а воздух – в слоях дыма. Листья ложились на воду кто лицом вверх, кто в мокрое, как везло. Некоторые оставались лежать в плоскостях притопленных у берега лодок, но большинство уплывало навстречу совсем новым судьбам. Например, тёплые жёлтые листья резных форм имели обыкновение сбиваться в модные кленовые свитера, целыми партиями такие свитера вплывали в большие города и вскоре поступали в розницу. Яркие красные и красно-фиолетовые листья, если везло (а бывало) сбиться в роковую кучу, превращались в мясные алые костры, выскакивали на берег и начинали представлять угрозу. Листья же самые простые, в охристых тонах, часто превращались в пшеничных котов. Говорят, это случалось даже с единичными экземплярами. Подобные коты уплотнялись и набирались лоску не хуже, чем это удается настоящим котам, готовящимся к зимовле. Один из таких лиственных зверей, выйдя из реки, пошел прямиком на людский дух, в ближайшее село. Там он выбрал себе двор и стал биться головой в неприветливые серые ворота. Ему не открывали, его не хотели, все-таки лишний рот накануне холодов. Но лиственный кот оказался упрям, как существо, которому нечего терять, и хитёр, как лис из сказки. Он бился головой в ворота, пока не потерял сознание.  Тогда человек в доме сжалился и взял кота в тепло, чтобы привести в чувство, да так и не смог впоследствии его выдворить. Назвал Батоном. Часто, греясь у печки, кот пах тёрпкой листвой.
Бронированное кафе "Виктор" и виноградный конь.


:*
два человека болтали о том о сём. один из них был человек, до смерти уставший называть вещи своими именами и даже своего имени знать не желающий, а второй – большой любитель истории городского кирпича да прочей кладки, энтузиаст и кремень каких мало. дело было осенним вечером посреди площадки для вечерних штангистов-сычей, а конкретнее – на плоской перекладине одного из уличных тренажеров. любитель кирпича возмущался непонятному спортивному рвению окружавших его во множестве штангистов, и человек без имени всячески поддерживал его, возмущаясь вообще без разбору всем. так они дышали тревожным, не пойми куда зовущим воздухом осени, а потом разошлись по домам. любитель кладки (он был полу женского) включил песен и до утра вспоминал, как это - танцевать (оказалось, что голова помнит, а ноги почему-то нет. так бывает). а человек без имени просто помалкивал с котом о разных безымянных вещах и смотрел в глухое небо без звёзд.


Говорят, что у всех это было по-разному. Да оно и понятно.
Кто-то как раз сел к столу выпить рюмашку и закусить дерунами со сметанкой.
Кто-то и вовсе шел по улице. С работы домой, например. Или бухать, потому что была пятница, вечер пятницы, поздняя осень и холод лютый. Такси, кстати, в такое время не вызовешь, не в этом городе-герое. Звони хоть куда хочь, по всем номерам, сули сто тыщь миллионов, хоть тресни – никто за тобой не приедет, пропадай.
коротко о главном )

sprng

May. 25th, 2016 17:02
Вот как они поступили в сложившихся критических обстоятельствах: надели на бабушку оранжевую в зеленый огуречик панамку и усадили ее на пороге, в теньке, смотреть как растет трава. А сами отправились к реке. Туда, где местный двойник Джорджа Клуни с коньячными глазами гонял на своей новой, шумной как последняя сволочь моторке, а деревья стояли притопленные по самое горло водой. Время было весна. Двойник Клуни пригласил в моторку, и они стали носиться взад-вперед по реке, стараясь, чтоб ветви затопленных деревьев побольней ударяли их по лицам и плечам. Эгегей! Потом, пристав к берегу, ели с группой довольных жизнью адвокатов-любителей плов, сваренный наоборот: начиная с риса.
- Надо сделать перерыв, - говорил один из них по имени Ясмин.
- Зачем? – спрашивали остальные, не веря своим ушам.
- Не знаю. Просто надо.

*
Сумеречный асфальт пах водой,а из серой бронированной ваты туч время от времени начинал падать дождь, так что им приходилось прятаться под школьное крыльцо. Паша Акулин, заряженный жаждой деятельности и светящийся в весенней темноте радиоактивным светлячком, говорил, улыбаясь, извиняясь, слегка извиваясь, что не любит людей. Да это нормально, врали ему собеседники, знатные лгуны и крепкие потенциальные подлецы. Мы вот тоже хлипкие - могли бы красть, например, гребли бы лопатой, как всякий взобравшийся на зиккурат или пристроившийся работать в БТИ. Но с нами этого не случится, как не случится и многого другого, мы проживем жизнь скромно, безвестными среднего достатка рыбами, двигаясь и вибрирую вместе со светлыми живыми нитями, растянутыми там и сям, нам повезёт.


Пишу рассказы! два за раз.
1.
Оля вышла на улицу, и ей в лицо с асфальта тут же прыгнуло радужное бензиновое пятно. Так она с ним и проходила весь день, как в мыльном пузыре, как в прозрачном защитном лепне. Стоит ли говорить, что странные и страшные вещи приключились с ней, защищенной от обыденности, в тот день? Белоцерковские дети с тазами, катание на листе подорожника, огромные пылающие шары омелы и обретение новых - совершенно не бытовых - источников радости, нелепость на нелепости! Но Оле как раз такое и было ко двору. Чего с ней не случилось, так это покоя.

2.
Славик всегда был Денису лучшим другом. Но Денис узнал об этом уже потом, после того, как попал под поезд. Именно тогда он понял, что не может сниться никому, кроме этого своего липучего и не ценного товарища. И пришлось срочно сниться, что делать: вышел из темноты освещенным золотом рембрантовским шлемом и сказал с грустью, склонив голову набок, «Я умер». Славик проснулся с мокрыми щеками и забегал по комнате. А в другой раз они с Денисом пили во сне чай. «Пойдем, покурим на улице, пройдемся» - предложил Славик, потому что в сон тоже проникал гул наступающей весны. Но Денис отказался. Не могу, говорит, отсюда выйти никак. Ага, ясно, сказал Славик, хотя ему ничего ясно не было. Проснувшись, он побежал на рынок, накупил цветных пластиковых тазов и раздал их первым встречным поперечным детям, а миндальное печенье, сколько его ни было, скормил пасущимся у мусорки птицам мира. После этого ему стал сниться сосновый воздух.
жил был человек, который боялся, как бы его кто не посадил в тесный сундук, теснота плохо для здоровья. и второй человек опасающийся, что извлекут на свет Божий его inner сундук и все содержимое пустят по ветру. так и жили они в напрасном страхе вплоть до мая 16 года, дальше следы их теряются.
некто, некто с лицом в виде пары знака вопроса со знаком восклицания, без определенного рода деятельности, возраста, и даже пол героя нам не известен. любитель покатушек на моторке по разлившейся реке и бега от одного весеннего куста к другому, от чьего удара спортивным башмаком по воде, лужи тут же окрашиваются в бензиновое ласковое пятно. существо, в общем, болезненное и на первый, второй, третий взгляд бесполезное, как сквозняк, но в кармане у него с собой сплетенная из резинок loom bands связка ключей, в каждую петлю которой кто-то зашил "люблю тебя", а петель там больше, в этой связке, чем волос на голове нашего героя, лучший из подарков, с таким не страшно даже пропадать.
***

Непонятно, каким образом, но ты умудрился вырастить по десяти рук с каждой стороны, чтобы отталкивать от себя людей подальше и побольней, особенно любимых тобой, особенно тех, кто любит тебя. А со мной так и вообще: мне руки связали верёвкой еще в младенчестве, потому что они сразу показали себя разбойничьими, шастали то там то сям, гребли лопатой всё что плохо лежало - от перечницы до чужих судеб. И всё, чего мы достойны, оказавшись в  гостях: ты - быть посаженым в самый дальний скучный угол, я - быть положеной под лавку в сенях. Но нет! Тебе рады и угощают кофе с финиками, а для меня, вместо чтоб гнать  в шею, пекут капустный пирог - очень прекрасный!

pctr unrltd
написала этот рассказик примерно год назад. посвятила Адели и Бобру. пущай будет тут, пущай.
Нелли.
Нелли исполнилось 99 только вчера, был праздник, а сегодня ей стало так плохо, что она набрала 103 и позвала врача. Тяжело доживать до ста, это вам скажет каждый, кто пробовал. Но Нелли бы так не сказала, не из того теста. Она была классная бабушка, сухая, как изюм, с большой разумной  головой, с большими же ладошками и сипло-хриплым смехом, как у пса Матли, спасателя утопающих в снежной лавине. Буквально только и не хватало ей на шее фляги с хорошим бухлом, а так - чисто Матли.
И первое, что сделал этот врач со скорой ( который был совсем не врач, что впоследствии так и не выяснилось) первое что он сделал, да, было доведение Нелли до обморока. Звонок в дверь, Нелли «Кто там?», из-за двери «Врач, вызывали?», Нелли возьми да и открой двери, а там. Ох, а там. Какой-то двухметровый в черной кожанке, с грузинским носом размером с ангар, в черном котелке, чудовище! Нелли бабах!
Ну весь день же в обмороке не пролежишь. Тут одно из двух – либо приходи в себя, либо адью. Так складывались в небесах звездные фигуры, что Нелли сделала адью немного позже, а сейчас встала и протянула доктору руку мерить давление.
-- У меня вчера гости были, -- виновато говорила она, уже после допроса, когда доктор, крепко засыпая, писал какие-то страшные каракули в листик.
Доктор оказался прекрасный. Бог с ним, что огромный медведь с грязными руками (Нелли попросила его пойти вымыть руки с мылом - и он пошел,вымыл), зато  небезразличный, а ничего более важного для доктора быть не может. Послушал, померил, спросил, назначил липразид вкупе с липрилом. Нелли впоследствии частенько вызывала скорую просто так, чтоб попить с доктором Стратилатом чая. Он даже просился к ней в квартиранты, потому что сам вот переехал из страны, где война и нет жизни, но Нелли честно сказала «Зачем вы мне сдались, мне скоро сто, а вы еще и заложить за воротник не против». Доктор не обиделся, потому что, во- первых, был необидчивый, а во-вторых был не доктор и всю эту историю про далекую страну насвистел. Ну не бывает докторов в черных котелках, в черных котелках бывают магриты, такие добрые некто с яблоками вместо лиц.
Сразу после Нелли магрит шел этажом ниже к девушке, у которой  болело сердце и тоже скакало как горный козлик давление.  Девушку звали угадайте как. Правильно, тоже Нелли, такое совпадение. И ей недавно, а точнее вчера исполнилось 29, на 70 лет младше своей соседки сверху.  Тоже был праздник, но без детей и домашнего самогона, а так то тоже весело в целом. Младшая Нелли, как и старшая в свое время, занималась психоделической вышивкой, веровала в Бога и любила шумные праздники.
Спускаясь от старой Нелли к молодой, магрит менял облик с образа доктора Гиви на образ одного из тридцати трех сводных троюродных братьев из Обухова, легко подсвечиваясь светом доброты. Нелли была по тяжелому влюблена. Какая-то там несчастная любовь, что-то вполне  невозможное. И магрит старался ей помочь. Приносил подарки, свое человеческое нечеловеческое участие, вытаскивал резаться в пинг-понг во дворе, ходил с нею по осенним лабиринтам, подгонял неведомо каким образом заказы на вышивку, старался для человека, ему нравились люди очень. Он догадывался, что Нелли сверху и Нелли снизу – один и тот же человек, но в разное время, а потому всё, что угрожает смертельно влюбленной молодой Нелли это  смерть после счастливой столетней жизни.
Но молодая Нелли умерла раньше, причем от радости.  Как-то попала в объятья своему любимому и тут же умерла, превратившись в охапку золотого серпантина, все кончилось, не успев начаться, так случается, такого полно. Любимый горько заплакал, а магрит немало удивился, что эта Нелли НЕ ТА.
-- А кормят тут хорошо! -- говорит Стас. и его полное лицо светится на пару с весенней развязной луной где-то чуть повыше надо мной (да да, это та история про две луны). звезды запутались в ветвях-крюках и вздыхают, пойманные уставшие огненные шары. а новостные ласточки под разными личинами между тем приносят всякое плохое, не устают. выходит по ихнему, что самое время, пока при баблосах, закупать спальные мешки и горнолыжные костюмы. и конечно, оно да. а еще время готовить весенних полевых роботов на дело. картофельные клубни-то уже разрослись тысячами белых загребущих ручонок и ждут, ждут. хей хо!

 

s

Oct. 19th, 2013 16:07
на одного человека напал saudade, но человек взялся его побороть -- и что вы думаете? поборол.
теперь в солнечные ветреные дни (как сегодня) ему хорошо. он ест несквик ложкой и ему хорошо.
Page generated Sep. 26th, 2017 07:20
Powered by Dreamwidth Studios