это как в юности было, когда ты шел по улице вечером и только боковым зрением мог видеть идущий рядом оркестр с песнями и танцами. только тогда ты был пьяный или еще какой-то, а теперь видишь в темноте огромного синего весеннего тигра с розовыми цветами в зубах просто. он движется рядом, бесшумный и прекрасный, поглядываешь на него аккуратно, украдкой, чтоб не спугнуть. вы разминётесь где-то около тц "Район", не заметишь как - ты продолжишь свой путь из гостей домой, а зверь пойдет куда-то в высотки, и дальше за город, в поле. там он свернется упругим полосатым бубликом и станет ждать, прикрыв свои зеленые глаза.


*

магритт
от одного человека ушли брови. та же примерно история, что была с носом у гоголя, но по другому и без гоголя. эти брови дуэтом потом прошли вокруг света за 160 дней три раза (это сейчас называется "повидать мир") потом пришли как-то ночью на свое родное лицо, лягли по местам, проделали все это тихо как добрый вечер. за то время, что их носило по чужим странам, человек их владелец понял многие вещи, которые ему бы никак не понять было, имей он свои бровушки где надо. а именно, к примеру: Бог как-то хранит человеческое одиночество, где бы ни был ты, с кем бы ни был, а все кажется немножко один.
в этот раз очень странно воспринимается зима. выглядит будто она - и не она вовсе, а просто тонкая белая занавеска, за которой проступает летний праздничный мир. можно нельзя потянуть за край и оказаться там, какой там первый снег. странное дело, в общем. как в том фильме, где добрая девочка с улыбкой акулы объелась сдуру на Рождество Христово крапивной приправы (жадная была) и стала вдруг видеть тонкий мир. но ей тогда, мягко говоря, было не до радости, а мне хорошо.
написала сказочу в осеннем духе, вот.
*
Осенние листья срывались с веток и ложились прямиком на гладкую быструю реку внизу. Всё вокруг было серым и сырым, а воздух – в слоях дыма. Листья ложились на воду кто лицом вверх, кто в мокрое, как везло. Некоторые оставались лежать в плоскостях притопленных у берега лодок, но большинство уплывало навстречу совсем новым судьбам. Например, тёплые жёлтые листья резных форм имели обыкновение сбиваться в модные кленовые свитера, целыми партиями такие свитера вплывали в большие города и вскоре поступали в розницу. Яркие красные и красно-фиолетовые листья, если везло (а бывало) сбиться в роковую кучу, превращались в мясные алые костры, выскакивали на берег и начинали представлять угрозу. Листья же самые простые, в охристых тонах, часто превращались в пшеничных котов. Говорят, это случалось даже с единичными экземплярами. Подобные коты уплотнялись и набирались лоску не хуже, чем это удается настоящим котам, готовящимся к зимовле. Один из таких лиственных зверей, выйдя из реки, пошел прямиком на людский дух, в ближайшее село. Там он выбрал себе двор и стал биться головой в неприветливые серые ворота. Ему не открывали, его не хотели, все-таки лишний рот накануне холодов. Но лиственный кот оказался упрям, как существо, которому нечего терять, и хитёр, как лис из сказки. Он бился головой в ворота, пока не потерял сознание.  Тогда человек в доме сжалился и взял кота в тепло, чтобы привести в чувство, да так и не смог впоследствии его выдворить. Назвал Батоном. Часто, греясь у печки, кот пах тёрпкой листвой.

Profile

lilu_karasan: (Default)
lilu_karasan

September 2017

M T W T F S S
     123
456 7 8910
11121314 151617
181920 21 222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 07:23
Powered by Dreamwidth Studios