ездила к Бобру фоткаться. Бобёр - это (напоминаю или рассказываю, если вы еще не знаете) девочка, моя подружка. она очень добрая, хотя с виду этого, пожалуй, что и не скажешь. с виду она просто чика с явным пристрастием к холодным оттенкам бордового. но это именно она тот человек, который никогда не скажет "а я говорила, я же говорила" и не спросит "Господи, за что?" - то ли ей кажется, что всегда есть за что, то ли еще что. я сделала предварительно красивую естественную укладку, которая разлетелась как легкая конструкция из перьев (в пух и прах) сразу же на выходе из палихмахтерской - это нормально,не для того мне ее делали, чтоб она держалась. еще предварительно мне удалось не выспаться и не разыскать утюг, чтобы погладить свою нарядную фуфайку, это называется "хороша как вяленый гибискус". в солнечном музыкальном такси играла garbage - i think i'm paranoid, чудесная песня (если бы слов не знать), а так да, all i want is you. потом Бобер очень смешно и сосредоточенно скакал по кроватям и лазал по высоким стульчикам, увязая поминутно в солнечном киселе (тм), льющемся во все студийные окна, пытался получше устроить меня в кадре. ему было интересно и мне тоже. тем временем в моем холодильнике пустил зеленую стрелку чеснок, а в огромных бубликах гнезд, размещенных на столбах вдоль всех загородных дорог, начали пищать абсолютно новые аисты, и все лавиной понеслось по новой.
Звали ее Клотильдой (родители-шалуны), потому представлялась она, понятно, Котиком. И даже на работе ее звали Котиком. И вот бывали дни, когда проснувшись, она ощущала, как в ее сердце пышным цветом цветет злой близнец Дэрек (если вы понимаете о чем я). «На-ча-ло-сь», - думала она по слогам, с глубоким внутренним вздохом, потому что выход был всего один – переждать, перетерпеть. Тесный выход, понятно. С ней случалось так раньше – камень вместо сердца, ни грамма любви, сухое и колючее, как ёж в чёртовой пустыне, сердце. На работе – а работала Котик офицером таможни в аэропорту – и вовсе начиналось настоящее Господи спаси. Вместо человеческих фотокарточек в паспортах она видела портреты мифических зверей: смесь кота с козой, совы со свиньей, рыбы с окапи - глянуть страшно, мортал комбат в лицах. Котик изо всех сил и старалась не глядеть, «все отлично, проходите», но в короткие перерывы бегала в туалет отчаянно зажмуриваться в толстые стекла очков и молиться.

- Мне не кажется, что все будет хорошо, - жаловалась она первому встречному, стоя в очереди в кофейную будку на колесах, - я, знаете ли, всегда жду удара ножом в спину. Вы вот как, тоже ждете? Это прямо мои будни – ждать ножа в спину. Никаким предательством или еще чем-то в таком ключе меня удивить просто невозможно, я всегда готова! всегда!

Была у Котика такая черта – ей все всегда сочувствовали, она была жалостная и нелепая в лучших традициях.

- Но все закончится, очень скоро и самым странным образом, - обьясняла Котик уличному котику, пока тот безучастно мыл белую, нарядную лапу - это всегда так бывает со всеми. Вы не находите, милый пушистый друг, что жизнь - полна непредсказуемых штучек?

А заканчивалось тем, что ее, напряженную, как спазматическая гиена, где-нибудь в темной подворотне зачерпывал звездный ковш (тот самый в высшей степени поэтичный ковш). Ее там перемалывало как следует (со стороны могло показаться, будто в крошку) и выплевывало где-то в предельной близости от дома, от семьи. И она уже была нормальная в эту минуту, живая - во всех смыслах. В болотном вязаном пальто шла себе в магазин, за топленым молоком к чаю.

Profile

lilu_karasan: (Default)
lilu_karasan

July 2017

M T W T F S S
      12
3 4567 89
101112131415 16
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 00:38
Powered by Dreamwidth Studios